Лонгитюдное исследование состава грудного молока на втором году лактации: влияние на донорство грудного молока.

Резюме

В то время как состав грудного молока на первом году лактации широко изучается, наблюдается недостаточное число данных относительно грудного молока по прошествии одного года вскармливания. Банки грудного молока по всей планете расходятся во мнении, как долго кормящая мать может делиться своим молоком. Основной целью данного исследования является описание долгосрочных изменений в составе грудного молока на втором году лактации для формирования научно доказанных рекомендаций относительно того, как долго кормящая мать может передавать свое молоко в банки грудного молока. Раз в месяц 19 кормящих женщин из Северной Каролины предоставляли образцы грудного молока в период с 11 до 17 месяца грудного вскармливания (N = 131), и 2 некоммерческих банка молока предоставляли (N = 33) объединенные образцы непастеризованного молока от 51 одобренных женщин-доноров с продолжительностью лактации менее года. Наблюдался значительный рост (P < 0.05) концентрации общего белка, лактоферрина, лизоцимов, Иммуноглобулина А, олигосахаридов и натрия в полученных в течение длительного периода времени образцах грудного молока за период с 11 по 17 месяцы лактации, в то время как концентрация цинка и кальция уменьшилась, а количество лактозы, жиров, железа и калия не изменилось. Грудное молоко второго года вскармливания содержало в себе существенно более высокую концентрацию общего белка, лактоферрина, лизоцимов и Иммуноглобулина А, чем образцы из банка молока, и гораздо меньшую концентрацию цинка, кальция, железа и олигосахаридов. Одобрение донорства молока при грудном вскармливании более года может в будущем увеличить объем снабжения донорским молоком, но требует дополнительного обогащения минералами.

Ключевые слова: грудное молоко, донорство грудного молока, лактация, пастеризованное донорское молоко.

Введение

Грудное молоко давно считается “золотым стандартом” источника питания для младенцев, самым оптимальным образом поддерживая рост и развитие новорожденных (Horta et al. 2007). В то время как состав грудного молока на первом году вскармливания широко изучается, наблюдается недостаточное число данных относительно грудного молока по прошествии одного года лактации (Perrin et al. 2013). Научная литература имеет недостатки в том числе по причине работы с исследованиями методом поперечных срезов или отчасти продолжительными проектами, которые могли скрыть изменения из-за межличностных разновидностей; недостаточным количеством образцов для изучения на поздних этапах исследований; и недостаточную или полностью отсутствующую информацию об основных составляющих молока, включая биоактивные белки и олигосахариды грудного молока (HMOS). Устранение этого пробела в исследованиях обеспечит лучшее понимание того вклада, который оказывает грудное молоко для питания и поддержания иммунитета для детей старше младенческого возраста, а также способствует формированию научно доказанных рекомендаций для донорства грудного молока.

Всемирная организация здравоохранения (WHO 2008), Американская академия педиатрии (AAP 2012), Главный врач США (DHHS 2011) поддерживают донорство грудного молока как способ улучшения состояния здоровья и уменьшения расходов на здравоохранение среди более уязвимых с медицинской точки зрения младенцев, не имеющих доступа к материнскому грудному молоку (Ganapathy et al. 2012; Quigley & McGuire 2014). В каждой стране свой период времени, в течение которого кормящая женщина имеет возможность пожертвовать свое грудное молоко в молочный банк. Например, некоторые банки не принимают женщин-доноров, кормящих менее полугода (Ассоциация банков молока Италии, Милан, Италия), в то время как другие банки не имеют ограничений по времени для донорства (Milk Matters Milk Bank, Кейптаун, ЮАР). В 2013 году среди банков, входящих в Ассоциацию банков грудного молока Северной Америки (HMBANA), было проведено исследование, показавшее, что 8 из 13 банков молока не принимают молоко от женщин, кормящих более одного года (Perrin et al. 2013). В отделениях интенсивной терапии новорожденных США (NICUs) использование донорского молока увеличивается (Perrine & Scanlon 2013) так же, как и увеличивается донорство в Ассоциацию банков грудного молока (Updegrove 2013); однако в настоящее время в отделениях интенсивной терапии новорожденных пастеризованное донорское молоко (PDM) используется менее чем в 50% случаев (Parker et al. 2013; Perrine & Scanlon 2013), и они предлагают обновить стратегию для соответствия растущему спросу. Одобрение донорства при кормлении более года для тех уже существующих женщин-доноров, которые продолжают производить молоко в избытке, является потенциальным вариантом увеличения поставок донорского молока в будущем.

Основной целью данного исследования является описание долгосрочных изменений в составе грудного молока на втором году лактации для формирования научно доказанных рекомендаций относительно того, как долго кормящая мать может жертвовать свое молоко в банки грудного молока. В сферу данного исследования входит: анализ макронутриентов (общий белок, общий жир и лактоза); биоактивных белков, как правило обильно представленных в человеческом молоке (лактоферрин, лизоцим, Иммуноглобулин А) (Mantis & Forbes 2010; Hettinga et al. 2011; Lönnerdal 2013); ключевых минералов для недоношенных новорожденных (кальций, цинк, железо) (Rao & Georgieff 2009; Abrams & Committee on Nutrition 2013; Griffin et al. 2013); натрия и калия для контроля инволюции молочных желёз (Neville et al. 1991) и олигосахаридов грудного молока, играющих роль в иммунизации и развитии микрофлоры кишечника (Newburg 2009; Zivkovic et al. 2011; Bode 2012). Мы выдвинули гипотезу, что при условии сохранения частоты дневных кормлений на втором году лактации состав молока не изменится. Вторая цель исследования - сравнить состав молока второго года вскармливания с образцами сырого молока, разрешенными для донорства в Ассоциацию банков грудного молока Северной Америки .

Основные идеи

  • В период между 11 и 17 месяцами лактации в грудном молоке увеличивается концентрация общего белка, лактоферрина, лизоцима, Иммуноглобулина А, натрия и олигосахаридов, и уменьшается концентрация цинка и кальция.
  • Влияние объекта исследования играет бо́льшую роль в изменчивости состава молока, чем влияние времени между 11 и 17 месяцами лактации.
  • В сравнении с донорским молоком первого года лактации, грудное молоко в промежутке между 11 и 17 месяцами вскармливания содержит в себе аналогичный или больший уровень концентрации макронутриентов и основных биоактивных белков, однако для удовлетворения питательных потребностей недоношенных младенцев может требоваться дополнительное обогащение минералами.

Предметы и методы исследования

С мая 2013 по декабрь 2013 через сообщества для родителей в Фэйсбуке к исследованию были привлечены кормящие женщины, живущие в пределах часа езды от города Роли, Северная Каролина. Подходящие для участия женщины должны были удовлетворять следующим требованиям: ими был рожден здоровый доношенный младенец, которому на момент набора участниц было от 9 до 11 месяцев; они планировали кормить грудью ребенка минимум до 18 месяцев; у них был доступ к молокоотсосу. Основываясь на результатах предыдущих исследований о концентрации в молоке белка и кальция - крайне необходимых для недоношенных младенцев питательных веществ, для достижения 80% результата и значения альфа 0.05, допуская 20%-ное изменение в этих питательных веществах в течение 7 месяцев проведения исследования был рассчитан самый большой размер выборки в размере 16 человек. Изначально для участия были приглашены 33 женщины, с учетом возможности того, что половина из них может выбыть из исследования в связи с незапланированным прекращением грудного вскармливания. В момент регистрации участницы подписали информированное согласие и были ознакомлены с устными и письменными инструкциями о сборе тестовых образцов молока, а также получили стерильные контейнеры и бирки для внесения дополнительной информации о каждом тестовом образце.

Сбор тестовых образцов

Женщины были проинструктированы собирать один тестовый образец молока в месяц, начиная с того момента, как их ребенку исполнится 11 месяцев, полностью сцедив одну грудь во время первого или второго утреннего кормления. Сцеженные образцы молока помещались в стерильный контейнер, подписывались и хранились в домашней морозильной камере до тех пор, пока срок лактации каждой женщины не достигал 18 месяцев, и исследователь не забирал тестовые образцы для дальнейшего изучения. Женщины не могли продолжать участие в исследовании, если они пропустили сбор более чем одного тестового образца в течение 7 месяцев. Каждый тестовый образец сопровождался информацией о времени сцеживания (FeedTime), времени предыдущего кормления (PriorTime) и примерным числом кормлений в сутки (FeedFreq). Месяц лактации (Month) устанавливался на каждом образце на основе информации о дате родов. Первый образец собирался за месяц до достижения младенцем возраста одного года (Month = 11), представляя собой образец, подходящий для донорства в большинство молочных банков. Средний интервал между временем сбора образцов составлял 31.5 ± 6.3 дня (медиана = 31.0 день), из чего следует, что образцы собирались последовательно месячным циклом. Интервал между кормлениями (FeedInt) рассчитывался исходя из данных о времени сцеживания и времени предыдущего кормления. Объем каждого образца записывался, обозначая собой полное сцеживание груди, а также показывая возможность выработки молока в целом. 14 женщин выбыли из исследования по причине раннего прекращения кормления или пропуска сбора тестовых образцов, и в итоге 19 женщин суммарно предоставили для дальнейшего анализа 131 собранный в течение длительного периода времени образец собственного грудного молока (MOM). В дополнение к этому были получены 33 объединенных образца непастеризованного грудного молока из Материнского Банка Молока (Сан-Хосе, Калифорния) и Северо-восточного Материнского Банка Молока (Ньютон Аппер Фолс, Массачусетс), представляющих собой образцы, одобренные для приема в Ассоциацию банков грудного молока Северной Америки. Образцы банков молока были объединены от множества доноров, имеющих разный срок лактации, и представляли собой молоко от 51 женщины, родившей доношенного младенца, со средней продолжительностью грудного вскармливания 4.8 ± 3.3 месяца (медиана = 4.0 месяца).

Анализ образцов

Замороженные образцы молока были доставлены в лабораторию, разморожены, разделены на части и помещены на хранение при температуре -80°C для дальнейшего анализа. Все образцы были проанализированы трижды одним и тем же исследователем, если не указано иное. Были осуществлены замеры следующих питательных веществ: общий белок; общий жир; лактоза; лактоферрин; лизоцим; Иммуноглобулин А (IgA); кальций; железо; цинк; калий; натрий и общие олигосахариды грудного молока.

Общий белок был рассмотрен через анализ бицинхониновой кислоты (BCA) на основании Биуретового метода (PI23227; Fisher Scientific, Waltham, Massachusetts, USA) (Miller et al. 2013).

Анализ лизоцимов строился на изменении мутности бактериальной суспензии (Shugar 1952), содержащей бактерии Micrococcus lysodeikticus (M3770; Sigma-Aldrich, St. Louis, Missouri USA), и был проведен на планшете с 96 микроячейками (Meng 2014). Лактоферрин и Иммуноглобулин А измерили с помощью Иммуноферментного анализа (EL2011-1 и EI7001-1 соответственно; AssayPro, St. Charles, Missouri USA). В среднем коэффициенты вариаций в пределах одного исследования составили: 1.6%, 3.7%, 3.8% and 4.0% для общего белка, лизоцима, лактоферрина и Иммуноглобулина А соответственно. Все исследования белка были завершены в течение одного года после сцеживания образцов, в целях сохранения белка на исходном уровне (Jensen 1995), за исключением 19 образцов, необходимых для анализа Иммуноглобулина А и лактоферрина, поскольку требовались некоторые повторные анализы (усредненное значение между сцеживанием и анализами - 224 дня; минимум 23 дня; максимум 433 дня).

Общий жир измерили экспресс-анализатором влаги и жира SMART Trac (CEM Corporation, Mathews, NC), используя технологию микроволнового высушивания образца и ядерного магнитного резонанса. Не так давно данный метод был признан достоверным  (Fogleman 2008); поэтому анализ только 10% образцов был продублирован. Средний коэффициент вариаций в пределах одного исследования составил 1,6%.

Лактоза и олигосахариды грудного молока были проанализированы в Бостонском колледже (Chestnut Hill, MA) на графитовом углероде методом высокоэффективной жидкостной хроматографии с тандемной масс-спектрометрией, что было детально описано в другом исследовании (Bao et al. 2013). Общее кол-во олигосахаридов грудного молока отражает сумму олигосахаридов 2’фукозиллактоза (2′-fucosyllactose); 3-фукозиллактоза (3-fucosyllactose); лакто-N-тетраоза (lacto-N-tetraose); лакто-N-фукопентаоза (lacto-N-fucopentaose) I, II и III; лакто-N-дифукогексаоза (lacto-N-difucohexaose) I и II; лактодифукотетраоза (lactodifucotetraose); моносиалиллакто-N-неотетраоза (monosialyllacto-N-neotetraose); моносиалиллакто-N-тетраоза (monosialyllacto-N-tetraose); 3′-сиалиллактоза (3′-sialylactose); 6′-сиалиллактоза (6′-sialylactose); дисиалиллакто-N-тетраоза (disiayllacto-N-tetraose) и сиалиллакто-N-фукопентаоза (sialyllacto-N-fucopentaose) II и IV. Разделенные на части образцы молока с сухим льдом были отправлены в Бостонский колледж ночной доставкой. В тайне от исследователей 10% образцов были продублированы, чтобы оценить достоверность наших методов, и средний коэффициент вариаций для образцов, проанализированных в двух экземплярах, составил 5.0% для лактозы и 8.1% для общих олигосахаридов грудного молока.

Минералы были проанализированы посредством спектроскопии, пробы подготовили, руководствуясь методом EPA 3052 для микроволнового кислотного разложения (EPA 1996), со следующими модификациями: 10 мл постоянно перемешиваемого молока комнатной температуры лиофилизировали в тефлоновых бутылках с помощью сублиматора Virtis 12XL Freezemobile (Virtis Company, Inc., Гардинер, Нью Йорк, США), чтобы уменьшить загрязнение и исключить необходимость передачи образцов; пробы были нагреты на электрической плитке вместо микроволнового нагревания, чтобы уменьшить вероятность взрыва образцов и повысить эффективность обработки большого числа проб; образцы были полностью разложены посредством сначала 10 мл 15.8 N азотной кислоты марки TraceMetal (A509-P212; Fisher Scientific), а потом 2 мл 30%-го пероксида водорода. Кислотный дигестат был проанализирован оптико-эмиссионной спектроскопией с индуктивно связанной плазмой (ICP-OES) при помощи аналитического лабораторного прибора Perkin Elmer 8000 DV ICP-OES (OPTIMA8000; Perkin Elmer, Уолтем, Массачусетс, США). Минеральному анализу были подвергнуты единичные образцы. Трое из участниц исследования не предоставили достаточного количества материала для минерального анализа; таким образом данные о минералах представляют долгосрочное исследование образцов от 16 объектов.

Статистический анализ и соответствие этическим нормам

Сводные статистические данные были рассчитаны для основных питательных веществ и показателей грудного вскармливания в зависимости от месяца сбора тестового материала. При помощи Модели со Случайными Коэффициентами оценили изменения в образцах собственного грудного молока участниц исследования в течение времени, которое потребовалось для повторяющихся замеров одного и того же объекта (Twisk 2004). Расчет коэффициента детерминации (R2) оценивал статистический критерий парного регрессионного анализа между основными питательными веществами и месяцем, когда было собрано исследуемое молоко, (эффект влияния времени) или порядковым номером участницы исследования (эффект влияния объекта). Поэтапная реализация в пределах Модели со Случайными Коэффициентами позволила оценить влияние добавочных независимых переменных на изменения в основных питательных веществах. Различия между образцами грудного молока участниц исследования (MOM) и образцами банков молока (MB) оценили при помощи t-теста (t-Критерия Стьюдента), различия между образцами грудного молока участниц во время разных этапов грудного вскармливания оценили t-тестом с поправкой Бонферрони. Все расчеты были проведены с использованием программного обеспечения 9.3 компании SAS (Кэри, Северная Каролина). Комитет по этике Университета штата Северная Каролина одобрил данное исследование (протокол 3268).

Результаты

Временные изменения в грудном молоке участниц исследования

Сводные статистические данные в зависимости от месяца сбора молока представлены в Таблице 1.

Таблица 1. Состав собственного молока участниц исследования в зависимости от порядкового месяца лактации

Порядковый месяц

11

12

13

14

15

16

17

Кол-во образцов

19

19

19

19

18

18

18

Объем (мл)

59 (28)

56 (33)

49 (23)

45 (24)

48 (27)

49 (28)

35** (19)

Кол-во кормлений в сутки

6.4 (1.5)

5.8 (1.5)

5.2* (1.6)

5.0* (2.1)

4.6** (1.4)

4.5** (1.4)

4.3** (1.3)

Белок (г/дл)

1.6 (0.2)

1.6 (0.2)

1.7* (0.2)

1.8** (0.2)

1.7** (0.2)

1.7* (0.2)

1.8* (0.3)

Лактоза (г/дл)

5.7 (0.7)

6.0 (0.8)

5.6 (0.7)

5.9 (0.8)

5.7 (0.8)

5.5 (0.5)

5.6 (0.9)

Жир (%)

4.0 (2.0)

3.9 (2.0)

4.6 (1.9)

5.4 (2.5)

4.3 (2.7)

3.9 (1.9)

4.6 (2.1)

Лактоферрин (мг/дл)

180 (66)

200 (85)

210 (80)

230 (96)

250* (90)

270* (120)

280** (110)

Лизоцим (ед/мл)

58 000 (31 000)

66 000 (35 000)

72 000 (40 000)

79 000 (46 000)

85 000* (43 000)

86 000* (44 000)

98 000** (50 000)

Иммуноглобулин А (мг/дл)

21 (7.7)

23 (7.1)

25 (9.8)

28* (11)

27 (10)

28* (9.3)

29* (10)

Общие олигосахариды грудного молока (мг/мл)

7.0 (2.1)

7.5 (1.9)

7.2 (2.6)

8.3 (3.4)

8.3 (2.3)

8.7 (2.9)

8.8* (3.8)

Минералы

             

Кол-во образцов

16

16

16

16

16

16

14

Общий Калий (мкг/мл)

370 (51)

380 (69)

370 (53)

380 (59)

380 (73)

360 (78)

370(78)

Общий Натрий (мкг/мл)

70 (19)

70 (24)

74 (34)

76 (34)

88* (23)

89* (25)

86 (35)

Общий Кальций (мкг/мл)

200 (29)

200 (25)

190 (29)

190 (27)

190 (25)

180 (36)

180 (30)

Общее Железо (нг/мл)

180 (87)

210 (110)

170 (130)

200 (100)

180 (110)

190 (91)

260 (140)

Общий Цинк (нг/мл)

560 (330)

600 (360)

600 (390)

440 (250)

470 (320)

420 (350)

420 (310)

Соотношение Натрия и Калия

0.19 (0.06)

0.19 (0.07)

0.20 (0.09)

0.20 (0.08)

0.25 (0.09)

0.25* (0.10)

0.23 (0.08)

               

В таблице представленны средние значения, округленные до двух значащих цифр (стандартное отклонение). *P < 0.05 для индивидуальных независимых
сравнений с контрольным месяцем (11) при помощи t-теста. **P < 0.007 для составных сравнений с контрольным месяцем (11) с использованием t-теста с
поправкой Бонферрони.

Анализ с использованием модели со случайными коэффициентами показал, что общий белок, лактоферрин, лизоцим, Иммуноглобулин А, натрий и общие олигосахариды собственного грудного молока участниц исследования показали значительный рост в течение времени, в то время как значения кальция и цинка со временем значительно упали (Рис.1).

image.jpg 

image.jpg

Свидетельства лонгитюдных изменений лактозы, общего жира, калия и железа отсутствуют. В результате деления углового коэффициента модели со случайными коэффициентами на средние значения контрольного (Month = 11) месяца сбора молока было обнаружено, что ежемесячные изменения были минимальными для общего белка (+1.9%) и общего кальция (–1.6%), средними для натрия (+5.7%), цинка (–5.8%), Иммуноглобулина А (+6.0%), общих олигосахаридов грудного молока (+5.0%) и наибольшими для лактоферрина (+9.7%) и лизоцима (+10.2%). Соотношение натрия и калия по сравнению с контрольным 11-м месяцем (0.19 ± 0.06) было существенно выше только на 16-й месяц (0.25 ± 0.20). Одна из объектов исследования последовательно показывала самую высокую концентрацию общего белка, лактоферрина, лизоцима и Иммуноглобулина А в течение всех месяцев всего периода исследований; поэтому модель со случайными коэффициентами рассмотрели повторно, исключив данные этой участницы и сохранив выводы неизменными. Количество прикладываний к груди в течение дня в ходе исследования постепенно уменьшалось с 6.4 ± 1.5 раз на 11-м месяце до 4.3 ± 1.3 раз на 17-м месяце (Таблица 1). Аналогичным образом постепенно падал объем молока, получаемого при полном сцеживании груди, хотя статистически значимая разница не проявлялась вплоть до 17-го месяца сбора образцов.

Присутствует существенное влияние (P ≤ 0.01) объектов исследования на значения всех питательных веществ из Модели со Случайными Коэффициентами, независимо от того, большими были изменения в течение времени или нет. Двумерный анализ показал, что эффект от влияния объектов исследования на все зависимые переменные оказался значительнее эффекта влияния времени, а коэффициент детерминации (R2) ранжируется от 0.314 до 0.850 для порядкового номера участниц исследования и от 0.006 до 0.121 для месяца сбора молока (Таблица 2).

Таблица 2. Оценка влияния объектов исследования (эффект объекта) и порядкового месяца лактации (эффект времени) на изменения основных питательных веществ при помощи парного регрессионного анализа

Зависимые переменные (Y)

Коэффициент детерминации (R2)

Соотношение эффекта объекта и эффекта времени

Эффект субъекта

Эффект времени

Белок

0.711

0.103

6.9

Лактоза

0.314

0.041

7.7

Жир

0.526

0.054

9.7

Лактоферрин

0.530

0.121

4.4

Лизоцим

0.850

0.086

9.9

Иммуноглобулин А

0.755

0.080

9.4

Общие олигосахариды грудного молока

0.574

0.065

8.8

Общий Калий

0.692

0.006

115.3

Общий Натрий

0.449

0.078

5.8

Общий Кальций

0.543

0.056

9.7

Общее Железо

0.441

0.061

7.2

Общий Цинк

0.823

0.058

14.2

Соотношение Натрия и Калия

0.432

0.064

6.8

Прочие переменные, оказывающие влияние на изменение состава молока

В шаговом множественном регрессионном анализе объем являлся существенной предсказывающей переменной для 8 из 12 крупнейших питательных веществ (P ≤ 0.10) и оказывал обратный эффект (при уменьшении объема концентрация питательных веществ возрастала). На концентрацию лактозы, кальция, цинка и общих олигосахаридов грудного молока Объем не влиял. Второй по широте воздействия предсказывающей переменной оказалось соотношение натрия и калия, здесь имелась прямая корреляция с изменениями в белке, лактоферрине, лизоциме, Иммуноглобулине А и общих олигосахаридах грудного молока, и обратная корреляция с изменениями общего цинка и железа. У параметра времени сцеживания молока наблюдалась положительная корреляция с концентрацией Иммуноглобулина А, калия и кальция (чем позднее в течения дня совершалось прикладывание к груди, тем большая обнаруживалась концентрация веществ), и отрицательная корреляция с концентрацией железа (кормление в более позднее время суток давало меньшую концентрацию). Интервал между кормлениями оказывал значительный негативный эффект на общий жир (чем больше проходило времени между кормлениями, тем меньше становилось содержание жира) и позитивное влияние на натрий (с увеличением продолжительности времени между кормлениями увеличивалось содержание натрия). Число кормлений в сутки оказывало существенное негативное влияние на лизоцимы и общее железо. Концентрация лактозы не изменялась под воздействием какой-либо из независимых переменных модели.

Грудное молоко матерей второго года лактации в сравнении с образцами банков молока

Анализ грудного молока участниц исследования при сравнении с образцами из банков молока ограничивался теми пробами, объем которых превышал 30 мл, поскольку в ходе нашего множественного регрессионного анализа величина объема изменяла содержание нескольких питательных веществ, и поскольку женщинам следовало сцеживать минимально допустимое количество грудного молока с целью его последующей сдачи в молочный банк. Среди 112 образцов собственного молока участниц исследования, сцеженных на втором году лактации, 79 образцов (70.5%), полученных от 16 участниц, превышали объемом 30 мл. В ходе анализа с учетом контроля объема обнаружили, что собственные образцы молока участниц содержат существенно большую концентрацию общего белка, лактоферрина, лизоцима и Иммуноглобулина А, чем образцы из банка молока (P ≤ 0.05), и значительно меньшую концентрацию кальция, железа, цинка и общих олигосахаридов грудного молока (Таблица 3).

Таблица 3. Сравнение образцов собственного молока матерей объемом более 30 мл с образцами банков молока

 

Собственное материнское молоко > 30 мл (N = 79)

Молочный банк (N = 33)

P-значение

Белок (г/дл)*

1.7 (0.2)

1.5 (0.2)

<0.01

Лактоза (г/дл)

5.7 (0.8)

5.6 (0.7)

0.71

Жир (%)

4.1 (2.1)

3.5 (1.7)

0.14

Лактоферрин (мг/дл)*

210 (80)

140 (66)

<0.01

Лизоцим (ед/мл)*

68 000 (34 000)

31 000 (24 000)

<0.01

Иммуноглобулин А (мг/дл)*

23 (7.8)

17 (7.2)

<0.01

Общие олигосахариды грудного молока (мг/мл)*

8.2 (2.8)

9.3 (2.0)

0.05

Общий Калий (мкг/мл)

370 (67)

390 (75)

0.15

Общий Натрий (мкг/мл)

76 (26)

83 (31)

0.26

Общий Кальций (мкг/мл)*

190 (30)

220 (49)

<0.01

Общее Железо (нг/мл)*

190 (110)

230 (64)

0.05

Общий Цинк (нг/мл)*

540 (340)

1200 (700)

<0.01

Соотношение Натрия и Калия

0.21 (0.08)

0.21 (0.08)

0.97

В таблице представленны средние значения, округленные до двух значащих цифр (стандартное отклонение). *Значительные различия для P < 0.05 с использованием t-теста.

Обсуждение

Макронутриенты

Концентрация общего белка в грудном молоке постепенно возрастала в течение второго года лактации, в то время как изменений в концентрации лактозы не наблюдалось, что согласуется с данными других исследований (Lauber & Reinhardt 1979; Garza et al. 1983; Dewey et al. 1984; Neville et al. 1991). С исследованием структуры жира грудного молока возникли традиционные сложности по причине множественных различий в частоте и продолжительности кормления (Freed et al. 1986; Miller et al. 2013). Предшествующие исследования структуры общего жира на поздних сроках лактации показали неточные результаты, некоторые исследования обнаруживали рост концентрации (Underwood et al. 1970; Mandel et al. 2005), тогда как другие говорили о неизменности содержания жира (Lauber & Reinhardt 1979; Dewey et al. 1984). Наше же исследование, учитывающее месяц продолжительности лактации, информацию о времени сцеживания, объем собранных образцов и интервалы между кормлениями, выявило отсутствие зависимости структуры жира от порядкового месяца лактации, и обнаружило рост жира при уменьшении объема молока в груди и при более частом кормлении с меньшими интервалами между прикладываниями. В целом полученные сведения говорят о том, что ценность грудного молока на втором году лактации в плане содержания макронутриентов остается прежней либо увеличивается, и не является более низкой по качеству в случае сравнения со зрелым молоком, полученным из Ассоциации банков грудного молока Северной Америки.

Противомикробные пептиды

Мы смогли наблюдать рост трех имеющихся в грудном молоке в изобилии противомикробных пептидов: лизоцима, лактоферрина и Иммуноглобулина А. Увеличение концентрации лизоцима на втором году лактации было описано ранее с помощью перекрестного анализа или кратковременных продолжительных исследований; однако концентрацию лактоферрина и иммуноглобулина А называли неизменной либо вовсе не изучали (Goldman et al. 1983; Prentice et al. 1984; Hennart et al. 1991). Проведенное нами исследование предполагает, что сильное влияние объектов исследования объясняет большое число различий в структуре лактоферрина, лизоцима и Иммуноглобулина А (коэффициент детерминации (R2) составлял 0.530, 0.850 and 0.755, соответственно); из чего следует, что воздействие объектов исследования могло замаскировать связанные с течением времени изменения, которые возникали во время проведения исследований методами поперечных срезов или отчасти продолжительных изучений. Другие изучающие продолжительное время содержащиеся в молоке лактоферрин, лизоцим и Иммуноглобулин А также сообщали о наличии сильного эффекта от влияния объектов исследований (Lewis- Jones, Lewis-Jones et al. 1985). Эти противомикробные пептиды были описаны обеспечивающими повышение производительности антиоксидантов (Mehta & Petrova 2014), лучшую минерализацию костей (Cornish et al. 2004), защиту иммунитета и лучший иммунный ответ (Breakey et al. 2015) и развитие благотворной микрофлоры кишечника (Mastromarino et al. 2014). Концентрация Иммуноглобулина А и лактоферрина наивысшая в первый день лактации и со временем резко сокращается (Goldman et al. 1982; Lewis- Jones, Lewis-Jones et al. 1985; Rai et al. 2014); из чего можно предположить, что молоко с максимальной концентрацией этих веществ, которое мы наблюдали на втором году грудного вскармливания, может лучше соответствовать потребностям недоношенных младенцев относительно этих белков, чем зрелое донорское молоко первого года лактации.

Минералы

По сравнению с постоянным либо возрастающим количеством макронутриентов и противомикробных пептидов, нами было замечено постепенное долгосрочное уменьшение концентрации цинка и кальция, что согласуется с обнаруженным в другой литературе  (Vaughan et al. 1979; Dewey et al. 1984; Karra et al. 1986; Casey et al. 1989; Bates & Tsuchiya 1990; Laskey et al. 1990; Shehadeh et al. 2006). Цинк и кальций уменьшались менее чем на 5% в месяц, что говорит о том, что при донорстве молоко после года кормления может содержать слегка меньше микроэлементов, чем необходимо недоношенным младенцам. Мы подтвердили это открытие в нашем сравнении образцов собственного грудного молока позднего периода лактации и образцов из молочных банков и увидели, что содержание цинка, кальция и железа было значительно меньше в собственных образцах участниц исследования.

Общие олигосахариды грудного молока

Данное исследование впервые сообщает о концентрации общих олигосахаридов грудного молока на втором году лактации. Предшествующие долгосрочные исследования описывали уменьшение концентрации фукозилированных олигосахаридов в первые 49 недель лактации (Chaturvedi et al. 2001). Наше исследование показывает значительный постепенный рост общих олигосахаридов между 11 и 17 месяцами лактации в собственных образцах молока; однако структура олигосахаридов в собственных образцах была значительно меньше, чем в образцах молочных банков, также в личных образцах содержание этих веществе меньше, чем в отчетах из литературы о ранней лактации (Chaturvedi et al. 2001; Bode 2012; Marx et al. 2014).

Изменения молочных желёз

Соотношение натрия и калия было названо биомаркером для измерения функции межклеточных соединений в молочных железах (соотношение натрия и калия как показатель проницаемости клеточных мембран), а точнее возможности некоторых питательных веществ поступать в молочные железы через парацеллюлярные (параклеточные) пути во время ранней лактации и отнятия ребенка от груди (Neville et al. 1991). Несмотря на то, что минимальные долгосрочные изменения в межклеточном пространстве молочных желёз были обнаружены с помощью соотношения натрия и калия, вероятно и то, что структурные изменения ассоциированы с ухудшением способности к производству молока в молочных железах, о чем свидетельствует уменьшение сцеживаемого объема и значение Объема как обратной предсказывающей переменной для множества аналитов (аналит - это анализируемое вещество).

Эффект влияния объектов исследования в сравнении с эффектом влияния времени

Важно учесть, что влиянием участниц можно объяснить большее число вариаций всех аналитов в образцах для длительного изучения (коэффициент детерминации от 0.314 до 0.850) по сравнению с влиянием времени (коэффициент детерминации от 0.006 до 0.121). Это предполагает, что продолжительность лактации будет оказывать меньшее влияние на состав пастеризованного донорского молока, чем отдельно взятые доноры молочных банков, и что стратегии объединения молока от разных доноров в молочных банках важны для уменьшения вариативности питательных веществ, представленных в донорском грудном молоке.

Ограничения

Для данного исследования имелось несколько ограничений (недостатков). Все приглашенные участницы были из одной географической зоны, не уточнялась информация о материнской диете либо заболеваниях, поэтому есть вероятность того, что иные факторы могли способствовать долгосрочным изменениям, которые мы наблюдали в собственном молоке участниц. Исторический анализ говорит о том, что характер материнской диеты не влияет на контрольные питательные вещества, которые мы анализировали (Lönnerdal 1986); однако недавнее перекрестное исследование показало, что вследствие повышенного потребления матерью жиров растет общий жир грудного молока, хотя в экспрессии генов молочных желёз не было замечено никаких изменений (Yahvah et al. 2015). Объем выборки нашего исследования был относительно небольшим; однако, это было сбалансированно тем фактом, что мы каждый месяц собирали образцы на протяжении 7 месяцев. Мы сообщили о том, что уровень общего белка выше, чем ранее указывалось в другой литературе, что могло обнаружиться благодаря использованию метода бицинхониновой кислоты, что было продемонстрировано для переоценки общего белка грудного молока в сравнении с другими методами (Lönnerdal et al. 1987). Несмотря на то, что это служит основанием для дальнейших исследований, мы достигли очень низких коэффициентов вариаций для анализов, проведенных в трех экземплярах, и чувствуем уверенность в обнаруженных трендах, независимых от абсолютных значений белка. Наши анализы затрагивали только 17 месяцев послеродового периода; поэтому открытия не могут обобщать поздний период грудного вскармливания. Однако данное исследование предполагает, что объем оказывает большее влияние на состав молока, чем порядковый месяц лактации, говоря о том, что для женщин, по прежнему сцеживающих объемы, достаточные для донорства в молочные банки, высока вероятность сохранения подобной тенденции в объемах и после 17 месяцев лактации, в отличие от наблюдаемых в этом исследовании объектов.

Выводы

Наше исследование обнаружило, что грудное молоко второго года лактации содержит неизменную либо возрастающую величину макронутриентов и биологически активных факторов, и слегка уменьшающуюся концентрацию цинка и кальция у женщин, которые продолжают кормить грудью либо сцеживать как минимум 3-4 раза в день. Начало приема молочными банками донорского молока от кормящих более года матерей может увеличить поставки пастеризованного донорского молока, а также увеличить концентрацию общего белка, лактоферрина, Иммуноглобулина А и лизоцимов в объединенном донорском молоке, хотя вопрос обогащения минералами стоит рассмотреть отдельно. Европейское общество детских гастроэнтерологов, гепатологов и нутрициологов (ESPGHAN) рекомендует недоношенным младенцам получать большую концентрацию общего белка, кальция, цинка и других микроэлементов, чем обычно обнаруживается в грудном молоке (Agostoni et al. 2010), а Американская академия педиатрии рекомендует обеспечить соответствующее обогащение грудного молока для младенцев весом менее 1500 г (AAP 2012). Присутствующие в настоящее время на рынке обогащающие продукты включают в себя кальций и цинк, которые уменьшаются в образцах молока второго года лактации  (Abbott Nutrition 2015; Prolacta 2015). Будущие исследование должны сфокусироваться на биодоступности минералов и последствиях для младенцев, вскармливаемых собственным обогащенным молоком матерей либо обогащенным пастеризованным донорским молоком. Также оправдано проведение исследования оптимальных протоколов для объединения молочных банков.

 

Авторы: Maryanne T. Perrin*, April D. Fogleman*, David S. Newburg+ and Jonathan C. Allen*. 2016

*Научный департамент о еде, биопроцессах и питании, Государственный университет Северной Каролины, Роли, Северная Каролина, США.

+Биологический департамент, Колледж Бостона, Честнат Хилл, Массачусетс, США.

Контакт для связи: Maryanne T. Perrin, Научный департамент о еде, биопроцессах и питании, Государственный университет Северной Каролины, Роли, Северная Каролина, США. Эл.почта: mtperrin@ncsu.edu

Благодарность

Мы выражаем признательность всем матерям, которые героически предоставляли образцы молока в ходе всего данного исследования.

Источник финансирования

При поддержке Университета штата Северная Каролина, Грант “Enrichment” декана Колледжа сельского хозяйства и естественных наук (для April D. Fogleman); Фонда Gerber Американского общества питания, Программа стипендий для молодых ученых, не получивших кандидатскую степень (для Maryanne T. Perrin). Пожертвования в пользу исследования от Материнских молочных банков из Сан-Хосе Калифорния, Денвера Колорадо и  Северо-восточного Материнского Банка Молока (для April D. Fogleman).

Конфликты интересов

April D. Fogleman и David S. Newburg безвозмездно входят в Совет Директоров Ассоциации банков грудного молока Северной Америки. Maryanne T. Perrin и Jonathan C. Allen не имеют конфликтов интересов.

Вклад в исследование

Зоны ответственности авторов распределились следующим образом: MTP и JCA разработали дизайн исследования; MTP и DSN руководили исследованием; MTP, JCA и ADF анализировали данные; MTP написала первый проект рукописи; JCA, ADF и DSN редактировали рукопись; все авторы читали и утверждали рукопись. Финансирующие организации не участвовали в создании дизайна и руководстве исследованием, анализах или расшифровке данных, подготовке, проверке и утверждении рукописи.

 

Литература

  1. AAP (2012) Breastfeeding and the use of human milk. Pediatrics 129, e827–e841.
  2. Abbott Nutrition (2015) Similac ® Human Milk Fortifier Powder. Available at: http://static.abbottnutrition.com/cms- prod/abbottnutrition.com/img/Similac-Human-Milk-Fortifier-Powder.pdf (Accessed 24 September 2015).
  3. Abrams S.A. & Committee on Nutrition (2013) Calcium and vitamin D requirements of enterally fed preterm infants. Pediatrics 131, e1676.
  4. Agostoni C., Genzel-Boroviczeny O., Goulet O., Kalhan S.C., Kolacek S., Koletzko B. et al. (2010) Enteral nutrient supply for preterm infants: commentary from the European Society of Paediatric Gastroenterology, Hepatology and Nutrition Committee on Nutrition. Journal of Pediatric Gastroenterology and Nutrition 50, 85.
  5. Association of Italian Milk Banks. Donate milk. Available at: http://aiblud.com/donare-il-latte/ (Accessed 09 February 2015).
  6. Bao Y., Chen C. & Newburg D.S. (2013) Quantification of neutral human milk oligosaccharides by graphitic carbon high-performance liquid chromatography with tandem mass spectrometry. Analytical Biochemistry 433, 28–35.
  7. Bates C.J. & Tsuchiya H. (1990) Zinc in breast milk during prolonged lactation: comparison between the UK and the Gambia. European Journal of Clinical Nutrition 44, 61. Bode L. (2012) Human milk oligosaccharides: every baby needs a sugar mama. Glycobiology 22, 1147–1162.
  8. Breakey A.A., Hinde K., Valeggia C.R., Sinofsky A. & Ellison P.T. (2015) Illness in breastfeeding infants relates to concentration of lactoferrin and secretory Immunoglobulin A in mother’s milk. Evolution, Medicine, and Public Health 1, 21–31.
  9. Casey C.E., Neville M.C. & Hambidge K.M. (1989) Studies in human lactation: secretion of zinc, copper, and manganese in human milk. The American Journal of Clinical Nutrition 49, 773.
  10. Chaturvedi P., Warren C.D., Altaye M., Morrow A.L., Ruiz-Palacios G., Pickering L.K. et al. (2001) Fucosylated human milk oligosaccharides vary between individuals and over the course of lactation. Glycobiology 11, 365–372.
  11. Cornish J., Callon K., Naot D., Palmano K., Banovic T., Bava U. et al. (2004) Lactoferrin is a potent regulator of bone cell activity and increases bone formation in vivo. Endocrinology 145, 4366–4374.
  12. Dewey K.G., Finley D.A. & Lönnerdal B. (1984) Breast milk volume and composition during late lactation (7–20months). Journal of Pediatric Gastroenterology and Nutrition 3, 713.
  13. DHHS (2011) The Surgeon General’s Call to Action to Support Breastfeeding. US Department of Health and Human Services, Office of the Surgeon General: Washington, DC.
  14. EPA (1996) Method 3052: microwave assisted acid digestion of siliceous and organically based matrices. Available at: http:// www.epa.gov/solidwaste/hazard/testmethods/sw846/pdfs/3052.pdf (Accessed 01 June 2015).
  15. Fogleman A.D. (2008) Effect of storage time and temperature on components in human breast milk. Master thesis, North Carolina State University. Available at: http://www.lib.ncsu. edu/resolver/1840.16/1710 (Accessed 17 June 2014).
  16. Freed L.M., Neville M.C., Hamosh P. & Hamosh M. (1986) Diurnal and within-feed variations in lipase activity and triglyceride content of human milk. Journal of Pediatric Gastroenterology and Nutrition 5, 938.
  17. Ganapathy V., Hay J.W. & Kim J.H. (2012) Costs of necrotizing enterocolitis and cost-effectiveness of exclusively human milk-based products in feeding extremely premature infants. Breastfeeding Medicine 7, 29–37.
  18. Garza C., Johnson C.A., Smith E.O. & Nichols B.L. (1983) Changes in the nutrient composition of human milk during gradual weaning. The American Journal of Clinical Nutrition 37, 61.
  19. Goldman A.S., Garza C., Nichols B.L. & Goldblum R.M. (1982) Immunologic factors in human milk during the first year of lactation. The Journal of Pediatrics 100, 563.
  20. Goldman A.S., Goldblum R.M. & Garza C. (1983) Immunologic components in human milk during the second year of lactation. Acta Paediatrica Scandinavica 72, 461.
  21. Griffin I.J., Domellof M., Bhatia J., Anderson D.M. & Kler N. (2013) Zinc and copper requirements in preterm infants: an examination of the current literature. Early Human Development 89 Suppl 2, S29.
  22. Hennart P., Brasseur D., Delogne-Desnoeck J., Dramaix M. & Robyn C. (1991) Lysozyme, lactoferrin, and secretory immunoglobulin A content in breast milk: influence of duration of lactation, nutrition status, prolactin status, and parity of mother. American Journal of Clinical Nutrition 53, 32–39.
  23. Hettinga K., Van Valenberg H., De Vries S., Boeren S., Van Hooijdonk T., Van Arendonk J. et al. (2011) The host defense proteome of human and bovine milk. PloS One 6, e19433.
  24. Horta B., Bahl R., Martines G. & Victora C. (2007) Evidence on the Long-Term Effects of Breastfeeding: Systematic Review and Meta-Analyses. World Health Organization: Geneva, Switzerland.
  25. Jensen R. (1995) Handbook of Milk Composition. Academic Press: San Diego.
  26. Karra M.V., Udipi S.A., Kirksey A. & Roepke J.L. (1986) Changes in specific nutrients in breast milk during extended lactation. The American Journal of Clinical Nutrition 43, 495.
  27. Laskey M.A., Prentice A., Shaw J., Zachou T., Ceesay S.M., Vasquez-Velasquez L. et al. (1990) Breast-milk calcium concentrations during prolonged lactation in British and rural Gambian mothers. Acta Paediatrica Scandinavica 79, 507.
  28. Lauber E. & Reinhardt M. (1979) Studies on the quality of breast milk during 23 months of lactation in a rural community of the Ivory Coast. The American Journal of Clinical Nutrition 32, 1159.
  29. Lewis-Jones D.I., Lewis-Jones M.S., Connolly R.C., Lloyd D. C. & West C.R. (1985) Sequential changes in the antimicrobial protein concentrations in human milk during lactation and its relevance to banked human milk. Pediatric Research 19, 561–565.
  30. Lönnerdal B. (1986) Effects of maternal dietary intake on human milk composition. The Journal of Nutrition 116, 499. Lönnerdal B. (2013) Bioactive Proteins in Breast Milk. Wiley Subscription Services, Inc.: Australia.
  31. Lönnerdal B., Woodhouse L.R. & Glazier C. (1987) Compartmentalization and quantitation of protein in human milk. The Journal of Nutrition 117, 1385.
  32. Mandel D., Lubetzky R., Dollberg S., Barak S. & Mimouni F.B. (2005) Fat and energy contents of expressed human breast milk in prolonged lactation. Pediatrics 116, e432.
  33. Mantis N.J. & Forbes S.J. (2010) Secretory IgA: arresting microbial pathogens at epithelial borders. Immunological Investigations 39, 383–406.
  34. Marx C., Bridge R., Wolf A.K., Rich W., Kim J.H. & Bode L. (2014) Human milk oligosaccharide composition differs between donor milk and mother’s own milk in the NICU. Journal of Human Lactation 30, 54–61.
  35. Mastromarino P., Capobianco D., Campagna G., Laforgia N., Drimaco P., Dileone A. et al. (2014) Correlation between lactoferrin and beneficial microbiota in breast milk and infant’s feces. BioMetals 27, 1077–1086.
  36. Mehta R. & Petrova A. (2014) Is variation in total antioxidant capacity of human milk associated with levels of bio-active proteins? Journal of Perinatology 34, 220.
  37. Meng T. (2014) Effect of storage on bacteriological and immunological qualities in fresh, pasteurized and leftover human milk. Master Thesis, North Carolina State University. Available at: http://www.lib.ncsu.edu/resolver/1840.16/9404 (Accessed 3 June 2014)
  38. Milk Matters Milk Bank. How does one go about donating breastmilk? Available at: http://www.milkmatters.org/ donatemilk/process.html (Accessed 09 February 2015).
  39. Miller E.M., Aiello M.O., Fujita M., Hinde K., Milligan L. & Quinn E.A. (2013) Field and laboratory methods in human milk research. American Journal of Human Biology 25, 1–11.
  40. Neville M.C., Allen J.C., Archer P.C., Casey C.E., Seacat J., Keller R.P. et al. (1991) Studies in human lactation: milk volume and nutrient composition during weaning and lactogenesis. The American Journal of Clinical Nutrition 54, 81.
  41. Newburg D.S. (2009) Neonatal protection by an innate immune system of human milk consisting of oligosaccharides and glycans. Journal of Animal Science 87 (Number 13, Supplement 1), 26–34.
  42. Parker M.G.K., Barrero-Castillero A., Corwin B.K., Kavanagh P.L., Belfort M.B. & Wang C.J. (2013) Pasteurized human donor milk use among US level 3 neonatal intensive care units. Journal of Human Lactation 29, 381–389.
  43. Perrin M.T., Fogleman A. & Allen J.C. (2013) The nutritive and immunoprotective quality of human milk beyond 1 year postpartum: are lactation-duration-based donor exclusions justified? Journal of Human Lactation 29, 341–349.
  44. Perrine C.G. & Scanlon K.S. (2013) Prevalence of use of human milk in US advanced care neonatal units. Pediatrics 131 (6), 1066.
  45. Prentice A., Prentice A.M., Cole T.J., Paul A.A. & Whitehead R.G. (1984) Breast-milk antimicrobial factors of rural Gambian mothers. I. Influence of stage of lactation and maternal plane of nutrition. Acta Paediatrica Scandinavica 73, 796.
  46. Prolacta (2015) Nutrition information. Available at: http://www. prolacta.com/Data/Sites/14/media/PDF/mkt-180-prolact-hmf-nutrition-labels.pdf (Accessed 24 September 2015).
  47. Quigley M. & McGuire W. (2014) Formula versus donor breast milk for feeding preterm or low birth weight infants. The Cochrane Database of Systematic Reviews 4, CD002971.
  48. Rai D., Adelman A.S., Zhuang W., Rai G.P., Boettcher J. & Lönnerdal B. (2014) Longitudinal changes in lactoferrin concentrations in human milk: a global systematic review. Critical Reviews in Food Science and Nutrition 54, 1539–1547.
  49. Rao R. & Georgieff M.K. (2009) Iron therapy for preterm infants. Clinics in Perinatology 36, 27–42.
  50. Shehadeh N., Aslih N., Shihab S., Werman M.J., Sheinman R. & Shamir R. (2006) Human milk beyond one year postpartum: lower content of protein, calcium, and saturated very long-chain fatty acids. The Journal of Pediatrics 148, 122–124.
  51. Shugar D. (1952) The measurement of lysozyme activity and the ultra-violet inactivation of lysozyme. BBA—Biochimica et Biophysica Acta 8, 302–309.
  52. Twisk J.W.R. (2004) Longitudinal data analysis: a comparison between generalized estimating equations and random coefficient analysis. European Journal of Epidemiology 19, 769–776.
  53. Underwood B.A., Hepner R. & Abdullah H. (1970) Protein, lipid, and fatty acids of human milk from Pakistani women during prolonged periods of lactation. The American Journal of Clinical Nutrition 23, 400.
  54. Updegrove K.H. (2013) Donor human milk banking: growth, challenges, and the role of HMBANA. Breastfeeding Medicine 8, 435–437.
  55. Vaughan L.A., Weber C.W. & Kemberling S.R. (1979) Longitudinal changes in the mineral content of human milk. The American Journal of Clinical Nutrition 32, 2301.
  56. WHO (2008) Infant and young child nutrition: biennial progress report. World Health Assembly 61.20. World Health Organization.
  57. Yahvah K.M., Brooker S.L., Williams J.E., Settles M., McGuire M.A. & McGuire M.K. (2015) Elevated dairy fat intake in lactating women alters milk lipid and fatty acids without detectible changes in expression of genes related to lipid uptake or synthesis. Nutrition Research 35, 221–228.
  58. Zivkovic A.M., German J.B., LeBrilla C.B., Mills D.A. & Klaenhammer T.R. (2011) Human milk glycobiome and its impact on the infant gastrointestinal microbiota. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America 108, 4653–4658.

Перевод: Белорукова Мария, www.facebook.com/belorukova.maria

Редактура: Любовь Шрайбман, доула в Ассоциация Профессиональных Доул, www.facebook.com/liubov.shraibman

Оригнал на английском: https://cloud.mail.ru/public/ADA6/j1kZsCuQr 










livejournal


livejournal


livejournal


Мы в инстаграмме
Instagram




Комментарии

Добровольческое движение "Молочная мама" 2013-2018гг.

Все наши материалы можно и нужно использовать для пропаганды донорства грудного молока и грудного вскармливания в некоммерческих целях.

Упоминание сайта "Молочная мама" с активной ссылкой www.milkmama.info при пересказе или копировании материалов сайта обязательно. Для материалов в сети инстаграм обязательно упоминание аккаунта "Молочной мамы" @milkdonor.

Сайт соответствует кодексу ВОЗ маркетинга заменителей грудного молока.

Запрещается копировать или любым другим образом использовать материалы сайта на площадках и в социальных аккаунтах, не дружественных грудному вскармливанию и/или не соблюдающих нормы Кодекса ВОЗ маркетинга заменителей грудного молока.

Информация на сайте предоставлена для ознакомления, а не в качестве руководства к действию.

Сайт не является медицинской площадкой. Он создан для того, чтобы помочь родителям сделать информированный выбор в отношении питания своего ребенка.

с 2015 года "Молочная мама" является IBFAN группой в России.

с 2015 года